Хохлова Дарья Даниловна

Аспирант факультета политологии
Санкт-Петербургский государственный университет

Аннотация: Исландия - поле для политических экспериментов либертарианского толка, что возможно благодаря ее социальному капиталу: гомогенному обществу небольшого размера с высочайшим уровнем межличностного доверия и политической изобретательности. В статье на примере Исландии анализируется, каким образом социальный капитал определяет политику государства.

Ключевые слова: социальный капитал, доверие, кооперативное управление, Исландия, анархия, постанархия.

Введение

Актуальность темы данного исследования обусловлена современными процессами, происходящими как в Исландии, так и в большом количестве европейских стран: в первую очередь это тенденция к горизонтализации политических отношений и кооперативному принятию решений посредством референдумов, избрания нетрадиционных политических партий и иных политических практик. Исландский пример наиболее революционен и показателен в этом контексте: как девальвация абсолютной власти и политики «избранных» приводит к развитому эффективному кооперативизму. Вопрос в том, почему это стало столь ярко выражено и эффективно именно в Исландии. Автор исследования полагает, что причина в специфическом социальном капитале Исландии, последовательно складывающемся с момента создания страны как анархо-государства, то есть с 930 года.

Краткий анализ литературы. Становление исландского социального капитала в первую очередь изложено в исландских сагах: в «книге о заселении» (Landnamabók), в «сагах об исландцах» и «сагах о королях», а также в работах исследователей Адама фон Бремена, Родерика Лонга, Биргира Солвасона и Джареда Даймонда.

Современный этап развития социального капитала Исландии рассмотрен в книге Йона Гнарра, а также в статьях, посвященных посткризисной политике Исландии и ее политическим процессам.

Целью данной статьи является исследование зависимости социального капитала Исландии и ее специфических политических процессов.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Проанализировать первый этап становления социального капитала Исландии, совпадающий с этапом зарождения государства;
  2. Раскрыть взаимосвязь социального капитала с политическими процессами страны на примере современной исландской политики.

Взаимосвязь социального капитала и политических процессов в Исландии: от зарождения государства до системного кризиса 2008 года

Одна из ключевых черт социального капитала Исландии кроется в психологической плоскости. Ее политику отличает от многих других стран высокий уровень межличностного доверия [Beilmann, Lilleoja, 2015, p. 24]. Во многом это обусловлено гомогенностью общества и его величиной: это островное государство с этнически однородным образованным молодым населением. По данным за 2016 год, ее население составляет 335 878 человек, среди которых потомками норвежцев и кельтов являются 94%, средний возраст населения - 36 лет, около половины всех людей страны живет в столице - Рейкьявике (Iceland Demographics Profile. Index Mundi. 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://www.indexmundi.com/iceland/demographics_profile.html (дата обращения: 21.03.2017)). Но во многом исландский социальный капитал сформирован культурой общества - эталонно либертарианской.

Первыми исландцами были беженцы из Норвегии, бежавшие от короля Харальда I и сопутствующей ему политики классового разделения. Беженцы не были антигосударственниками, скорее наоборот: они хотели признания прав каждого человека вне зависимости от социальной стигматизации. «Саги об исландцах» были созданы на западе и востоке страны, где родовой строй был наиболее крепок, а, значит, и принципы естественного права, которое является основой постанархизма и кооперативного управления. Интересно, что один из главных героев саг - Ньял - был знатоком законов. Это центральная ценность для средневековой Исландии - права человека, а также справедливость, и на их основе строилось управление государством [Ольгейрссон, 1957, с. 222].

Исландия возникла как анархо-государство в 930 году, и одновременно с ней появился старейший в мире парламент - Альтинг. Исландское свободное государство просуществовало больше трех веков без гражданских войн, с расцветом литературы, без налогов, армии, территориального закрепления граждан, без какой бы то ни было политической власти, без карательной судебной системы, но с личной ответственностью граждан перед законом и обществом (Diamond J. Living on the Moon. The New York Review of Books [Электронный ресурс]. URL: http://www.nybooks.com/articles/2002/05/23/living-on-the-moon (дата обращения: 11.05.2017)). Адам фон Бремен описывал Исландию как «страну, не имеющую царя, кроме закона» (Long R. Privatization, Viking Style: Model or Misfortune? LewRockwell.com [Электронный ресурс]. URL: https://www.lewrockwell.com/2002/06/roderick-t-long/the-vikings-were-libertarians (дата обращения: 11.03.2017)).

«Эпоха народовластия» закончилась, когда укрепилась власть норвежского короля Хакона IV и возникли дилеммы приватизации (Diamond J. Living on the Moon.). Однако 332 года автономизма оказались интересным заделом для современной Исландии - основой ее социального капитала.

С тех пор в течение многих веков Исландия остается автономным европейским государством со специфическим политическим курсом. Ее социальный капитал позволяет довольно закрытому исландскому обществу регулировать государственное управление и поддерживать высокий уровень экономического развития. Современная политика Исландии была стабильна, в целом придерживаясь центристского политического курса, но мировой экономический кризис 2008 года внес серьезные изменения в жизнь исландцев, благодаря чему произошел стремительный рост социального капитала и кардинальная смена политического курса, которую можно охарактеризовать как «назад в будущее» - возвращение к анархии.

В 2008 году Исландия показала пример мощного системного кризиса, Пол Кругман называет его «величайшей экономической катастрофой в истории» (Krugman P. The Icelandic Post-crisis Miracle [Электронный ресурс]. URL: http://krugman.blogs.nytimes.com/2010/06/30/the-icelandic-post-crisis-miracle (дата обращения: 08.03.2017)). Причина была в недостаточной регуляции банковского сектора и коррупции чиновников [The Economist, 2008]. Дальнейшие события экономисты называют «исландским чудом». Исландское чудо беспрецедентного посткризисного экономического роста стоит на трех китах: отстранение коррумпированных чиновников и банкиров, взятие кредитов в МВФ, невыплата этих кредитов. Причем два из этих трех решений были приняты обществом.

Кризис 2008 года не просто поставил под сомнение, а целиком разрушил представление общества о политиках как о профессионалах: он стал разоблачением мифа о профессиональной пригодности узкой когорты лиц и их непогрешимости. Бенедикт Йоханнессон (министр финансов Исландии, избранный в 2017 году) отметил, что экономика страны стабильна, но теперь в Исландии «моральный кризис» [Nagvekar, 2016]. Последовательное избрание исландцами лиц, максимально далеких от классической политической карьеры и риторики, позволяет предположить, что в обществе произошли системные изменения, которые уже влекут за собой изменения в политической системе Исландии.

Как Йон Гнарр и «Лучшая партия» обогатили социальный капитал Исландии и к чему это привело

Современная Исландия очень похожа на свою средневековую формацию: у нее попрежнему нет армии, вернулись анархо-практики, и, кажется, наступила новая «эпоха народовластия».

В 2010 г., когда Исландия только начала подавать надежды на выход из кризиса, а новая народная конституция была в процессе написания, на выборах мэра Рейкьявика победил Йон Гнарр (37%), чья «Лучшая партия» впоследствии будет править четыре года. Если сложить население Рейкьявика и его городов-спутников (столичный регион), то оно будет равно 64% населения страны. Поэтому статус мэра столицы делает человека второй фигурой по значимости в Исландии, ему подчиняется восемь тысяч чиновников.

«Лучшая партия» была создана в 2009 г. комиком Йоном Гнарром. Она родилась из персонажа телешоу - сатирического политика-популиста, который быстро стал популярным во время кризиса. Гнарр создал сайт (bestiflokkurinn.is), пародирующий другие политические сайты, и лозунг: «Зачем голосовать за вторую или третью партию, когда вы можете получить лучшую?» Их предвыборные обещания были абсурдны, например: парламент без наркотиков к 2020 г.; ввезти в страну евреев, «чтобы в Исландию наконец приехал хоть ктото смыслящий в экономике». Программа сопровождалась сноской: партия обещает больше других, потому что нарушит каждое свое обещание.

По результатам первых опросов «Лучшая партия» получила 0,7% голосов, однако после предвыборного ролика на песню Тины Тернер «Simply the Best» за две недели до выборов партия получила 38% голосов. А потом выиграла на выборах - неожиданно для самой себя.

Целью Йона Гнарра не была власть сама по себе: он изначально собирался править не больше одного срока [Seibt, 2014]. Крупнейший кризис поставил перед Исландией задачу переформатировать старые институты. Люди протестовали, поток уезжающих из страны увеличился, Гнарр хотел привнести осмысленную радость в жизнь исландцев [Rentoul, 2014]. Недостаточное участие исландского общества в докризисном управлении страной стало главным разочарованием общества в самом себе, поэтому они голосовали за кооперативную модель управления. Все хотели создать новый мир, противоположный существующему.

В своем манифесте Гнарр писал: «Вам не нужно быть политиком, чтобы иметь право участвовать в политической жизни. Вам не нужна специальная подготовка или какие-либо специальные навыки. Мы пренебрегали демократией, мы не обращали на нее внимания, и мы позволили себе быть обманутыми» (Gnarr J. Facebook [Электронный ресурс]. URL: https://www.facebook.com/permalink.php?id=244993732224805&story_fbid=443517602372416 (дата обращения: 07.04.2017)). Гнарр заключает, что единственный способ создать другую политику - это быть анархистом [Rentoul, 2014]. Стоит отметить, что и через четыре года, в конце срока правления «Лучшей партии», ее рейтинг по-прежнему составлял 38%.

Вероятно, победа Йона Гнарра связана с протестным потенциалом населения: исландское общество сочло кризис лучшим временем для глубоких культурных перемен, и выбор Гнарра стал мягким, но революционирующим политику протестом. Вероятно, его широкая поддержка в конце срока со стороны избирателей также была обусловлена серьезным подрывом доверия к традиционным политическим силам. Именно поэтому «Лучшая партия», сознательно и открыто не имеющая к ним отношения, стала общественным фаворитом. И, вероятно, она действительно справилась с политическими обязательствами лучше своих конкурентов, так как выбранный подход к политике (искренность и честность) и их неопытность гораздо ближе населению и лучше отражает суть существующих в Исландии проблем.

«Эффект Гнарра» (рефрейминг) обсуждается в менеджменте как пример комбинированного эффекта в подходе к управлению: собственное обладание исключительными полномочиями Гнарр использует для разрушения бюрократической рутины и формализма, развенчания мифа о всезнании и уверенности политиков, остается исключительно честным и искренним, не испытывая трудностей с проявлением своей уязвимости (Гнарр последовательно разрушает культ маскулинности), а также вступает в открытый диалог с людьми во многом благодаря социальным сетям, которые ведет сам. Гнарр в действительности принес смысл в политику, которого та, возможно, лишена. Наверняка поэтому Ноам Хомский называет Йона Гнарра «лучшим из возможных мэров» [Gnarr, 2014, p. 146].

В результате четырех лет правления Гнарра и «Лучшей партии» в Рейкьявике:

во-первых, не приняв правительственную версию новой конституции в 2012 году, общество самостоятельно написало ее в «Фейсбуке» (Gylfason T. Democracy on Ice: a post-mortem of the Icelandic Constitution. Open Democracy [Электронный ресурс]. URL: https://www.opendemocracy.net/can-europe-make-it/thorvaldur-gylfason/democracy-on-ice-post-mortem-of-icelandic-constitution (дата обращения: 08.03.2017));

во-вторых, исторически центристский Альтинг стал леворадикальным, с ориентацией на социальный запрос;

в-третьих, в августе 2016 года президентом Исландии избран Гвюдни Йоуханнессон - аполитичный преподаватель истории, поддерживающий народную конституцию и закономерно побивший все рекорды Исландии в рейтинге одобрения президента (97%).

Посткризисная Исландия доказывает, что длительный опыт автономизма имеет тенденцию к рецидивам, что можно считать политической способностью к регенерации: общество, склонное к кооперативизму и автономизму, максимально быстро и продуктивно выходит из системного кризиса, даже такого феноменального, каким оказался для Исландии кризис 2008 года. Таким образом, анархию как элемент политической культуры можно считать социальным капиталом в виде долгосрочной инвестиции в устойчивое развитие государства, что доказывает исландский опыт.

Заключение

Исландия остается крупнейшим полем для исследования значения социального капитала в контексте конструирования государственности и политического режима страны. Более трехвековой период существования Исландского свободного анархо-государства и анархосюрреалисты, стабилизировавшие ситуацию после беспрецедентного для Исландии системного кризиса 2008 года, опровергли общепринятое базовое условие существования современных государств - условие необходимости централизованной власти с исключительной монополией государства на применение насилия. Средневековая Исландия успешно развивалась без короля, обязательной принадлежности граждан к конкретной территории, без политического контроля, централизованной экономики и карательной судебной системы, функционируя по модели кооперативного управления и личного автономизма, то есть целиком функционируя благодаря своему социальному капиталу.

Исландский пример опровергает теорию «исторической колеи», несмотря ни на что остающуюся парадоксально распространенной. Самый старый парламент в мире (исландский Альтинг) имел долгую историю центристской политики, однако Йон Гнарр прервал ее, создав устойчивую нарастающую тенденцию анархистской политики, которая переросла в доминирование левого крыла в парламенте и триумф «Пиратской партии». Исландский опыт - это опровержение клише о деструктивной природе анархии и ее несовместимости с прогрессом. Исландская анархия постулирует не безгосударственность, а новую государственность, в основе которой лежит социальный капитал. Главным достоянием исландского социального капитала можно считать идею, что менять окружающий мир может любой человек.

Полученный средневековым исландским обществом опыт автономизма позволил ему в 2008 году преодолеть беспрецедентный системный кризис. Именно он стал катализатором политических перемен в стране: разочарованное в системе общество взяло на себя инициативу и выбрало в качестве своей главы антиполитика - Йона Гнарра. Цель его «Лучшей партии» заключалась в изменении существующего порядка на максимально антагонистичный ему: открытая деидеологичная политическая система, принятие решений в которой происходит на основе общественного обсуждения и независимой экспертной оценки. За четыре года правления анархо-сюрреалистов Рейкьявик вышел из экономической ямы, произошла реформа школьного образования, городского пространства, возрос туристический поток, городская казна наполнилась, а также была написана знаменитая исландская народная конституция. Йон Гнарр изменил политическую культуру исландского общества, повысив уровень доверия между его членами, а также революционировав само явление политики, сделав центральной ценностью возможность каждого гражданина оказывать на нее влияние, тем самым нивелировав значение централизованной власти и обогатив и без того внушительный социальный капитал Исландии.

Список литературы

  1. Ольгейрссон Э. Из прошлого исландского народа. М.: Издательство иностранной литературы, 19 С. 222.
  2. Beilmann M., Lilleoja L. Social trust and value similarity: the relationship between social trust and human values in Europe // Studies of transition states and societies. No. 7. 2015. P. 24.
  3. Gnarr J. Gnarr! How I became the mayor of a large city in Iceland and change the world. Melville House, 2014. P. 146.
  1. Iceland. Crack in the crust // The Economist. 2008 [Электронный ресурс]. URL: http://www.economist.com/node/12762027 (дата обращения: 08.03.2017).
  2. Nagvekar R. Power, politics and pirates: Inside the struggle for Iceland's future // The Politic. 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://thepolitic.org/power-politics-and-pirates-inside-the-struggle-for-icelands-future (дата обращения: 19.07.2017).
  3. Rentoul J. Have you heard the one about Jon Gnarr, the comedian who saved Iceland from political and financial catastrophe? //  Independent.  2014.  [Электронный  ресурс].  URL: http://www.independent.co.uk/news/people/profiles/have-you-heard-the-one-about-jon-gnarr-the-comedian-who-saved-iceland-from-political-and-financial-9730522.html (дата обращения: 21.03.2007).
  4. Seibt C. More punk, less hell! // Tages-Anzeiger. 2014 [Электронный ресурс]. URL: http://www.tagesanzeiger.ch/ausland/europa/More-punk-less-hell/story/10069405 (дата обращения: 21.03.2017).

Опубликовано в сборнике - Социальный капитал современного общества. Материалы работы II Международной научной конференции. 2018. С. 370-375.

Самые популярные материалы