Яндекс.Новости: Экономика
Лента не найдена.
Яндекс.Новости: Энергетика
Лента не найдена.
Яндекс.Новости: Экология
Лента не найдена.

Экономист Михаил Хазин в своем комментарии к текущим событиям от 14 августа 2022 года выразил озабоченность усилившимся давлением на предприятия, которые производят оборонную продукцию. Он считает, что нужен орган власти, отвечающий за противодействие их рейдерским захватам. Также Михаил Хазин высказал свои соображения о том, каким образом можно обеспечить выдачу дешевых кредитов заводам.

«Здравствуйте!

Обычно в комментариях к текущим событиям я говорю о том, что уже произошло, но сейчас хочется обсудить две темы, которые уже прозвучали, но в полной мере еще себя не проявили.

Тема первая касается разрушения российских оборонных предприятий.

В последнее время я получаю много информации с мест том, что началась активная работа по разрушению предприятий. Их истребляют банки, их истребляют рейдеры под покровительством судов и так далее.

И защититься такие предприятия не могут, потому что любые попытки обратиться к кому-то за защитой в худшем случае приводят к тому, что появляется дополнительный фронт, потому что те люди, к которым они обращаются, аффилированы с теми, которые уничтожают; а в лучшем случае бюрократические механизмы - скрипучие колеса российской бюрократии - просто не успевают провернуться, а когда они проворачиваются, то разговаривать уже не о чем.

Для того чтобы разрушить оборонное предприятие, нужно буквально 2-3 дня, потому что, как только вступает в силу решение суда о банкротстве, немедленно появляется конкурсный управляющий, который, первое что делает, продает на металлолом станки, после чего восстановить предприятие невозможно, ну, или нужно в него вложить денег в 100 раз больше, чем выручено от продажи металлолома.

На вопрос, почему это происходит, ответ очень простой: дело в том, что значительная часть российской либеральной элиты имеет на западе домики, там живут их семьи, может быть вторые, третьи семьи, и есть там любовницы, вторые любовницы, третьи любовницы, дети от них и так далее. О поездках на западные курорты мечтают первые жены - и так далее и тому подобное.

Им всем (а я могу вас уверить, что тут работа ведется индивидуально в отличие от российской бюрократической машины) сказано: ребята, если вы хотите это сохранить, вам нужно сделать то-то, то-то и то-то, и прежде всего, разрушить - и дальше список, что именно нужно разрушать. Могу вас заверить, они это знают отлично, поскольку именно они через свои «Прайс Вотерхаусы», «Деллойт анд Туши» уже делали много-много лет аудит и консалтинг всей нашей промышленности, в том числе обороной, и для них нет никаких проблем в том, чтобы четко объяснить, что и как должно быть сделано.

Еще раз повторяю, эти люди, эти судьи, эти чиновники, эти юристы - они защищают свое только там, а российская бюрократическая машина этого не понимает. Есть прокуроры, которые должны заниматься защитой, следственный комитет, в конце концов, полиция, но …. - пришло какое-то заявление, может быть, надо подождать, и проблема рассосется...

Само не рассосется, еще раз повторяю, - это деятельность врагов.

Как мы будем защищать это?

Я знаю точно, что есть некоторые уникальные предприятия, альтернативы которым нет, и которые сейчас пытаются ликвидировать. Для того чтобы их спасти осталось буквально несколько недель, а если этого не сделать, нагрузка на наш бюджет резко вырастет и проблем будет намного больше.

Если раньше - в 90-е, в 2000-е годы - это был чистый бизнес (мне известно много случаев, когда уничтожались оборонные предприятия, когда совсекретную документацию выкидывали прямо в лужи на улицах. Ну, как, ну, чё - люди получили территорию, на ней дома можно построить, а то, что оно – предприятие - было оборонным… А мы-то что? А мы тут причем?), то сейчас эта ситуация стала развиваться целенаправленно, и с ней надо что-то делать. И я очень рассчитываю на то, что кто-нибудь соответствующие меры примет, по крайней мере, будет создан институт в рамках прокуратуры или следственного комитета, который будет заявления принимать и реагировать быстро.

Я уже говорил о том, что надо создавать систему защиты от банкротств. Сразу после начала спецоперации вроде бы соответствующее решение было принято, но, как я понимаю, сегодня де факто оно уже как-то спрятано под сукно, а враг работает, и тут уже без всяких шуток.

Теперь мы переходим ко второй теме, которую бы хотелось обсудить. Это собственно - тот самый институт.

Дело в том, что сегодня много стали говорить про мобилизационную экономику, а никто не понимает, что это такое. Что такое мобилизационная экономика?

Ответ: мобилизационная экономика - это экономика, в которой, как только появляется проблема серьезного масштаба, немедленно создается институт, обязанный ее решить. Например, малому и среднему бизнесу нужны кредиты под 4%. (Обращаю ваше внимание: эта тема в последнее время пошла в народ, Собянин об этом заявил, правительство об этом заявило, даже Центральный банк начал на эту тему разговаривать, что вообще удивительно, поскольку Центральный банк делал все, чтобы этих кредитов не было). Но с точки зрения экономики, что нам нужно? Чтобы кредит под 4% был у малого и среднего бизнеса. А если мы посмотрим на реальную ситуацию, то картина сегодня такая: даже по льготным условиям прийти получить кредит так просто невозможно. Тебе немедленно выдают список из 162 документов, которые ты должен заполнить, и когда ты приходишь, тебе говорят: вы знаете, вот у вас в восемьдесят девятом тут вот чуть-чуть не соответствует, поэтому, конечно, мы даем всем кредит под 4%, но лично вы не проходите. В результате выясняется, что кредит под 4% могут получить только отдельные специальные компании, и при этом они этот кредит быстренько перепродают под 8-10% кому-то еще, кто начинает заниматься валютными спекуляциями.

Значит, нам нужен определенный институт. Можно создать специальные агентства, дать им ограниченную банковскую лицензию. Это можно сделать приказом. Довести до руководства Центрального банка список этих агентств, чтобы они на основе проектного финансирования могли выделять кредиты под 4%. Центробанк будет ныть, плакать, но выдаст лицензии, потому что прямой отказ президенту невозможен. Замечательно! И дальше они начинают выдавать кредиты. Центробанк начнет орать: а инфляция?! Им скажут: ребята, но вы же отвечаете за инфляцию, давайте разбирайтесь, чтобы инфляции не было, а эти агентства будут выдавать кредиты.

Еще раз повторю: мобилизационная экономика - это экстренное создание институтов, способных преодолеть проблему, которую категорически необходимо решить.

Как создать институты, которые будут выделять кредит под 4% - это отдельная тема. Не вызывает сомнений, что современные коммерческие банки этого делать не будут, потому что система «как отказать» у них отработана совершенно идеально. Они этого делать не будут, не говоря уже о том, что им втихаря в Центральном банке говорят: ребят, ну, зачем инвестиции в реальный сектор? Вот МВФ говорит: это плохо. Базель – 5-й, 11-й, 27-й - не принципиально - не надо этого делать. К сожалению, беда состоит в том, что у нас не существует сегодня органов, которые бы отвечали за стратегию.

В прежние времена за это отвечало министерство экономики. Сегодня министерство экономического развития даже при желании за это отвечать не может. На протяжении многих лет либералы из него сделали агентство по оценке экономического роста.

Мы сейчас можем обсудить, как невидимая рука рынка как-то нам обеспечит экономический рост, а как реально ускорить темпы роста или, по крайней мере, перевести их из отрицательной сферы в положительную - этого мы не знаем. Других институтов у нас нет. По этой причине нам сегодня нужно пересматривать роль институтов. При этом надо отдавать себе отчет, что институт, который на протяжении десятилетий (уже 20 лет С. Игнатьев и Э. Набиуллина в руководстве ЦБ) ограничивал инвестиционный процесс в экономике, переделать под стимулирование этого процесса практически невозможно, или это займет очень много лет. Нужно будет чистить людей, чистить внутренние инструкции, чистить, соответственно, внутренние процедуры, причем, это должны будут делать люди, которые понимают, что они делают, а их еще назначить надо. Создать же новый институт с новыми людьми под новые задачи вполне возможно, а старый потом можно закрыть. Если у нас сеть новых институтов будет выдавать бизнесу кредиты под 4%, зачем нам нужны какие-то еще институты, которые занимаются кредитованием? Точнее сказать, ограничьте им лицензию, пускай они занимаются выдачей потребительских кредитов, тогда им не нужна валютная лицензия. Кстати, тем, кто выдает по проектному принципу, тоже, наверное, не нужна лицензия на выдачу потребительских кредитов, хотя тут могут быть варианты, например, если вы кредитуете какое-то предприятие, которое производит товары народного потребления, можно вам выдать лицензию на то, чтобы вы давали потребительские кредиты под закупку именно этих товаров, то есть, если вы кого-то прокредитовали, то только вы можете выдавать потребительский кредит на продажу, чтобы покупали эти товары.

В общем, возможностей тут есть много, пока я возвращаюсь к тому, что перечислю две серьезные проблемы, которые перед нами возникли. Первое - это то, что началась целенаправленная атака на российские оборонные предприятия, кстати, они формально, может быть, и не оборонные, то есть они, может быть, работают на какие-то другие оборонные предприятия. Это тоже надо контролировать, но, опять-таки, кто это будет делать? И второе - переход к мобилизационной экономике - это создание новых институтов, которые решают срочные проблемы.

Спасибо, благодарю за внимание!»

Связанные материалы